Актуальная информация

Защита детей от насилия в семье

Проблема защиты детей от насилия в семье не нова. Однако в последнее время она стала широко обсуждаемой как в отечественной литературе, так и за пределами Российской Федерации (далее - РФ). Не удивительно, ведь репродуктивная и воспитательная функции семьи должны способствовать воспроизведению, подготовке и развитию новых поколений, а насилие в семье по отношению к детям явно ослабляет эффективность выполнения этих функций. Психолог-консультант, автор книги «Дети риска. Практические аспекты психологической помощи детям, пострадавшим от насилия» Алексеева И.А. обращает внимание на то, что последствия физического насилия в семье могут выразиться и в грубых нарушениях в развитии личности ребенка, включая психопатологию, саморазрушающее и асоциальное поведение[6].

Определение понятия «насилие» является дискуссионным вопросом, однако насилие возможно примерно определить, синтезируя его основные признаки, на которые обращают внимание литературе. Гусейнов А.А. в своем докладе подчеркивает, что насилие всегда осуществляется властно, то есть с преодолением воли объекта насилия[1, с. 36]. На ум приходит признак, связанный с нанесением объекту ущерба. Естественно, можно смоделировать ситуацию, когда действия совершаются в отношении объекта против его воли, но не во вред ему (например, наказание ребенка за невыполнение задания в целях мотивации его к исполнению своих обязанностей в дальнейшем), однако не будем забывать, что мы говорим не о воспитании как нормальном поведении родителей, а о губительных действиях по отношению к детям. В качестве признака насилия также принято выделять внешне ограниченное воздействие. Здесь не будем забывать о том, что насилие в семье может осуществляться путем не только физического, но и психологического воздействия.

Обобщив вышесказанное применительно к семейным отношениям, можно заключить: насилие в семье это физическое или психологическое воздействие одного членом семьи на другого, противное воле объекта воздействия и выраженное в причинении ему вреда.

В соответствии с ч. 1 ст. 19 Конвенции о правах ребенка Генеральной Ассамблеи ООН, государства-участники принимают все необходимые меры для защиты ребенка от всех форм физического или психологического насилия, оскорбления или злоупотребления, отсутствия заботы или небрежного обращения, грубого обращения или эксплуатации, включая сексуальное злоупотребление, со стороны родителей, законных опекунов или любого другого лица, заботящегося о ребенке. Ч. 2 названной статьи закрепляет, что эти меры защиты включают процедуры для разработки социальных программ и других мер, вплоть до судебных процедур[4, ст. 19].

В литературе по проблемам семейного насилия часто подчеркивают исторические традиции насилия в семье по отношению к детям и женщинам, их социальную незащищенность[7]. Мы присоединяемся к высказыванию И.В. Сотникова и Г.А. Чупина о том, что в России остроты проблеме придает недостаточный уровень правовой культуры населения, устоявшиеся стереотипы в плане решения семейных вопросов, в отличие от некоторых стран Запада[3, с. 174]. Сказанное демонстрирует актуальность проблемы семейного насилия над детьми.

Мы полагаем, что вопросы взаимодействия родителей и детей являются приватными, однако они должны быть доступны к контролю со стороны институтов гражданского общества. Это требование обусловлено возникновением проблемных ситуаций, когда родители негативно властно воздействуют на детей. Насилие может быть вызвано и благими целями, однако не будем забывать, что в соответствии с ч. 1 ст. 65 Семейного кодекса РФ, способы воспитания должны исключать пренебрежение, жестокость, оскорбление, эксплуатацию и унижение достоинства детей[8, ст. 16]. Здесь мы подходим к очередной проблеме, связанной со взаимодействием родителей и детей, в том числе с защитой детей от насилия в семье. Необходимо, чтобы правовые нормы, нацеленные на обеспечение благополучного развития детей, превалировали над неадекватными современным представлениям об обязанностях родителей традициями и субъективным отношением родителей к насилию в семье. Де-юре это так, однако де-факто данные статистики регулярно показывают пренебрежение родителями указанных выше правил.

В 2009 году в РФ указом Президента введен институт Уполномоченного по правам ребенка, который функционирует на федеральном уровне, а также рекомендуется к учреждению в субъектах РФ[9, ч. 1-5]. Обеспечение его деятельности возлагается на Общественную палату РФ. В полномочия данного должностного лица входят запросы документов и материалов в органы власти, проведение проверок, а также направление в органы власти и должностным лицам заключений, содержащих рекомендации по устранению нарушений прав ребенка, связанных с решениями и действиями адресатов. Безусловно, введение данного института говорит о развитии гражданского общества в РФ, учитывая что полномочия принадлежат конкретному лицу. Однако это далеко не решение обозначенных проблем, так как заключения Уполномоченного носят рекомендательный характер. Они далеко не всегда могут повлиять на устранение нарушений, в первую очередь заключение изобличает само наличие правонарушения.

Сложно переоценить работу, которая проводится в изучаемой сфере социально-реабилитационными центрами. Уже в 2015 году на территории Белгородской области, функционировало 13 реабилитационных центров, которые занимаются профилактикой семейного неблагополучия, оказывают помощь семьям, детям. В своем докладе Уполномоченный по правам ребенка в Белгородской области Пятых Г.А. отмечает, что в 2015 году в социально-реабилитационных центрах области прошли реабилитацию 865 несовершеннолетних, находящихся в трудной жизненной ситуации, из них возвращены в родные семьи 743 ребенка, что составляет 86 %[10].

В целях обеспечения безопасности ребенка, в конкретной ситуации проблема семейного насилия может быть решена путем судебного производства, влекущего как правило применение санкций в отношении родителей. Однако данная мера, будучи эффективной в вопросах защиты ребенка от негативного воздействия, может повлечь для него же утрату связи с родителями, что приводит к нарушениям в развитии. Выходит, данная мера является крайней и должна применяться только в тех случаях, когда невозможно ограждение интересов ребенка путем применения более мягких санкций к родителям. Здесь уместно упомянуть об изменениях, коснувшихся уголовного законодательства в последнее время. Законодатель признает побои (ст. 116 Уголовного кодекса (далее - УК) РФ) насильственными действиями. 7 февраля 2017 года из диспозиции ст. 116 УК РФ был исключен один из объектов преступления - близкие лица. Удалено и понятие близких лиц, ранее присутствовавшее в примечании[12]. В контексте данной работы важно, что в понятие близких лиц входили в том числе и дети, усыновленные (удочеренные) дети. С этого момента нести ответственность за побои в семье, в том числе и в отношении детей, субъект насилия будет по ст. 6.1.1 Кодекса об административных правонарушениях РФ[5, ст. 6.1.1]. При повторном нарушении - по ст. 116.1 УК РФ. К такому решению законодателя, по-видимому, мотивирует недостаточный уровень угрозы общественным отношениям, охраняемым уголовным законом. Ведь побои понимаются в УК РФ как насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий, предусмотренных ст. 115 УК РФ. Мы видим неточность законодателя в определении сущности и последствий побоев. Пощечина ребенку, например, действительно не причиняет ему вреда, предусмотренного ст. 115 УК РФ, однако оценка результата побоев как исключительно физического вреда неполная. Подобные действия унижают достоинство личности, что нельзя игнорировать, особенно в вопросах взаимоотношений в семье. Учитывая сказанное, не представляется ясным, вследствие чего законодатель предполагает уголовную ответственность только в результате повторного совершения побоев. Ведь под защитой находятся в первую очередь потерпевшие от данного деяния. Почему тогда ребенок или жена должны терпеть посягательство дважды, чтобы получить возможность привлечь правонарушителя к уголовной ответственности? Возможно, что на декриминализация повлияло общественное мнение. В России родители зачастую относятся негативно к вмешательству государства в процессы воспитания, других взаимоотношений в семье, в рамках которых могут совершаться побои. Впрочем, судебная практика показывает, что дел по ст. 116 немало, хотя большинство из них в 2015 г. были прекращены, не редко выносились оправдательные приговоры, которые оставлялись без изменения судами следующих инстанций. Выходит, что в русле достаточно либеральной государственной и общественной политики в отношении побоев близких, изменения, внесенные в законодательство, могут показаться уместными. Однако, редкие обвинительные приговоры и «легкие» наказания по делам, связанным с побоями, в том числе и с побоями близких, вовсе не говорят о том, что не возникает проблемных ситуаций. Не будем забывать, что в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом РФ ст. 116.1 относится к делам частного обвинения[11, ч. 2 ст. 20]. Хотя, ч. 4 указанной нормы предусматривает, что руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель возбуждают уголовное дело самостоятельно, когда потерпевший находится в зависимом или беспомощном состоянии, или по иным причинам не может защищать свои права. Это положение играет важную роль, когда заявление не подается под влиянием обидчика. Так или иначе, многие дела, связанные с побоями, заведены самостоятельно, а значит люди продолжают жаловаться на побои. Надо учитывать и то, что некоторые жалобы могут не поступать в следствие давления на потерпевшего, исходящего от его родственника-обидчика. Взвесив «за» и «против», трудно вынести однозначное решение проблемы декриминализации побоев в отношении близких лиц, тем более, что последние изменения в УК РФ были внесены относительно недавно. Судебная практика со временем покажет, прав ли законодатель, однако мы считаем, что насилие в семье, в том числе насилие над детьми, должно пресекаться более жестко. К тому же, законодатель, облегчая ответственность за побои, не делает их полностью приватным вопросом, решающимся в кругу семьи (не будем забывать о наличии административного наказания по ст. 6.1.1 КоАП РФ и уголовного наказания по ст. 116.1 УК РФ за повторное правонарушение).

На настоящий момент были предприняты попытки проведения законопроектов, направленных на предотвращение и пресечение насилия в семье, в том числе насилия над детьми. 26.09.2016 Председателю Государственной Думы Федерального собрания РФ направлен законопроект № 1183390-6 «О профилактике семейно-бытового насилия». 01.11.2016 Советом Государственной Думы РФ принято решение о возвращении законопроекта субъекту законодательной инициативы[2]. Такие проекты направлены на защиту семьи, однако нередко они содержат множество неточностей, вследствие чего подвергаются справедливой критике. Касаемо названного законопроекта, Швабауэр А.В. приходит к выводу о том, что он способствует подрыву института семьи, противоречит Концепции демографической политики РФ до 2025 года и Концепции семейной политики РФ до 2025 года[13].

В завершение отметим, что в России данная проблема стала широко обсуждаемой. Развиваются институты гражданского общества, разрабатывается законодательство, что должно привести к снижению несчастных случаев, связанных с нарушением родителями неприкосновенности прав и интересов своих детей.

 

Библиографический список:

  1. Гусейнов А.А. - Понятие насилия и ненасилия // Вопросы философии. 1994. №4;
  2. Депутат Государственной Думы С.Ш. Мурзабаева; Член Совета Федерации А.В. Беляков - Законопроект №1183390-6 «О профилактике семейно-бытового насилия» // [Электронный ресурс] URL:http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/(Spravka)?OpenAgent&RN=1183390-6 (дата обращения: 22.02.2017);
  3. И. В. Сошникова, Г. А. Чупина - Насилие в семье: социальные предпосылки и факторы риска // Вестник Челябинского государственного университета. 2010. №20 (201). Философия. Социология. Культурология. Вып. 18;
  4. Конвенция о правах ребенка // Принята Резолюцией 44/25 Генеральной Ассамблеи от 20 ноября 1989 года [Электронный ресурс] URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/childcon.shtml (дата обращения: 21.02.2017);
  5. «Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» от 30.12.2001 №195-ФЗ (ред. от 07.02.2017) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.03.2017) [Электронный доступ] URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=LAW&n=210495&dst=7253&profile=0&mb=LAW&div=LAW&BASENODE=&SORTTYPE=0&rnd=244973.2882415272&ts=145381382404604235258884728&SEARCHPLUS=%EA%EE%E0%EF%206.1.1&SRD=true#0 (дата обращения: 26.02.17);
  6. Психологическая газета [Электронный ресурс] - Алексеева И.А. URL: http://psy.su/feed/2129/ - 13.11.2007 (дата обращения: 22.02.2017);
  7. Родина И. В. - Насилие в семье как социо- культурный феномен // Соц. политика и социология. 2007. №1;
  8. Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 г. №223-ФЗ - ч. 1 ст. 65 // Собрание законодательства Российской Федерации - Выпуск №1, 1996 г.;
  9. Указ Президента РФ от 01.09.2009 №986 «Об Уполномоченном при Президенте Российской Федерации по правам ребенка» // Российская Газета - Федеральный выпуск №4990 (166);
  10. Уполномоченный по правам ребенка в Белгородской области Пятых Г.А. - Ежегодный доклад о положении детей, соблюдении их прав и интересов в Белгородской области от 5 мая 2016 г.// Белгород, Издательство «КОНСТАНТА»;
  11. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18.12.2001 №174-ФЗ (ред. от 19.12.2016) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2017) [Электронный ресурс] URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=LAW&n=207246&dst=0&profile=0&mb=LAW&div=LAW&BASENODE=&SORTTYPE=0&rnd=244973.267223013&ts=126303828907263633410912007&SEARCHPLUS=%D3%CF%CA&SRD=true#0 (дата обращения: 26.02.2017);
  12. Федеральный закон от 07.02.2017 №8-ФЗ «О внесении изменения в статью 116 Уголовного кодекса Российской Федерации» // «Российская газета», №30, 10.02.2017;
  13. Швабауэр А.В. - Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия - правовая основа геноцида семьи // 17.10.2016 [Электронный ресурс] URL: http://www.arks.org.ru (дата обращения: 21.02.2017).